Церковное пение: разновидности, советы при обучении

Школа обучения Богослужебному пению в церковном хоре по нотам

Pravoslavie.Guru > Искусство > Обучение пению на клиросе в церковном хоре

Богослужебное пение – не что иное, как совместная молитва всех, участвующих в церковной службе.

Церковное хоровое пение со времён апостолов является составной частью молитвенного собрания.

Большая духовно-просветительская миссия заключена в православном церковном пении. Это средство, через которое проповедуется Слово Божье, образующее особый богослужебный церковный язык.

В храм очень часто заходят люди мало что понимающие в церковных традициях. Ощутить действие благодатной молитвы, умиление и проникновение в её суть помогает церковное хоровое пение, научиться которому под силу каждому.

Школы и курсы церковного пения

Для любого начинания важно желание и дальнейшие действия. Освоить церковное хоровое пение помогут, возникшие совсем недавно хоровые курсы при храмах, программа которых построена с самых азов:

  • распевки;
  • несложные произведения;
  • изучение истории храмового пения;
  • церковные гласы.

Обучение пению на клиросе сводится к несложным произведениям, состоящим из двух партий, и проходит бесплатно.

Кроме курсов, существуют целые школы церковного хорового пения. В больших городах, например, Москве, Санкт- Петербурге, их можно найти при каждом храме.

В школах обучение длится от года до трёх лет. Для желающих пройти обучение унисонному певческому искусству в Москве открыта Школа византийского хорового пения. Её адрес легко можно найти в интернете.

В школу церковного хорового пения принимают как детей, так и взрослых. Начинается обучение с:

  • нотной грамоты;
  • сольфеджио и вокала;
  • богословия;
  • текстов церковных песнопений.

Но не везде можно найти такие школы. В крайнем случае можно найти храм и связаться с регентом.

Обучение церковному пению

Вам необходимо:

  1. Научиться беглому чтению церковно-славянской литературы. Для этого нужно ежедневно читать книги и молитвослов, которые написаны церковно-славянским языком и практиковаться в его понимании и проговаривании. Этими книгам являются Часослов, Минея и Октоих. Именно они изданы на языке, считающимся основным – церковно-славянском.
  2. Следует заниматься изучением нотной грамоты и сольфеджио.
  3. Не нужно самостоятельно изучать осмогласие, потому что в храмах напевы разнятся. Лучше сразу разучить напев храма, в котором хотите нести певческое послушание.
  4. В хоре ориентируйтесь на опытных певчих.
  5. При пении с хором стремитесь к точному попаданию в нужную ноту, следите за направлением звука, произношением, дыханием и громкостью.

Обучение церковному пению необходимо продолжать самостоятельно:

  1. Для этого нужно взять ноты и разучивать песнопения в сопровождении музыкального инструмента, припевая вместо слогов названия нот, прослеживая их длительности.
  2. Музыкальную партию нужно взять для сопрано, а вокальную воспроизводить для альта.
  3. Полезны также индивидуальные занятия с педагогом, который подскажет направление обучения.
  4. Следует добиваться светлого, умиротворяющего и величественного пения.
  5. Не стоит увлекаться красивой гармонией, эффектами или сложными партиями. В хоровом церковном пении слова первичны.
  6. Старание и упорный труд помогут через год довольно прилично исполнять произведения на клиросе.

Обучение пению на клиросе

Клирос – место в храме, где находятся певчие. Исторически церковное пение сводилось к одноголосью и монотонности. Их исполнение не отличалось сложностью.

Современный клирос – это многоголосный хор, который имитирует пение ангелов. В больших храмах он имеет правую и левую часть, в одной поют любители, в другой профессиональные исполнители.

Клирос располагается на возвышении перед алтарём.

Чтобы начинать обучение пению на клиросе необходимо:

  • иметь музыкальный слух;
  • красивый по тембру голос;
  • желательно иметь музыкальное образование.

Если музыкального образования нет, то нужно начинать с самостоятельного изучения нотной грамоты. Пение на клиросе предполагает быстрое чтение нот с листа. Многократное повторение и упорство позволят овладеть этим навыком.

Подготовке к богослужению нужно уделять на неделе около пяти часов. Во время репетиций происходит спевка с другими певчими, определение положения в хоре, которое зависит от высоты голоса.

Хоровое исполнение на клиросе должно оказывать сильное воздействие на слушателей. Чтобы достигнуть подобного результата нужен большой труд. Он заключается в регулярных репетициях, изучениях и нюансировках репертуара, распевания.

Виды богослужебного пения:

  • Знаменное или крюковое пение, в котором хор исполняет одногласие. Этот вид древнего церковного распева предшествовал современной нотной записи музыкальных произведений. Он записывается специальными значками «знамёнами» или «крюками».

Источник: https://pravoslavie.guru/iskusstvo/obuchenie-peniyu-na-klirose-v-tserkovnom-hore.html

Как научиться церковному пению

Вам понадобится

  • — литература, написанная на церковно-славянском языке (Псалтирь, Новый завет, молитвослов)
  • — ноты песнопений, которые исполняются вашим церковным хором
  • — музыкальный инструмент
  • — компьютер
  • — диктофон

Инструкция

Научитесь бегло читать на церковно-славянском языке: дома каждый день читайте молитвослов, а также другие книги, написанные на этом языке, чтобы практиковаться в понимании и проговаривании слов.Чтобы правильно петь в церковном хоре, изучите сольфеджио и нотную грамоту.

Запишитесь в кружок или на курсы церковного пения, если от уроков пения в школе в памяти мало что осталось. Там вам помогут в развитии связи между слухом и голосом.Поинтересуйтесь в епархии или у приходского священника, в каких храмах есть такие кружки.

Если их нет, обратитесь к регенту любительского хора, возможно, прослушав вас, он позволит петь на клиросе. Учтите, что на первых порах вы будете петь лишь ектеньи «Господи помилуй». Старайтесь петь тихо и слушать звучание всего хора.

Не пытайтесь изучить осмогласие самостоятельно, ведь в каждом храме их напевы немного отличаются. Желательно сразу разучивать напев того храма, где вы намерены нести клиросное послушание.

Встаньте в хоре рядом с самым опытным певчим и внимательно следите, как он поет, чтобы выучить свою партию, повторяйте ее за ним. Желательно, чтобы тот пел прямо вам в ухо.

Это поможет лучше разобраться с основными ходами своей партии и понять ее логику. В будущем вы сможете петь более осознанно и уверенно.

Оттачивайте точность попадания в ноты при работе с хором, произношение, направление звука, громкость, а также дыхание.

Занимайтесь музыкой дома самостоятельно. Возьмите у регента ноты и при помощи музыкального инструмента разучивайте церковные песнопения. Пойте их в сопровождении инструмента, называя ноты вместо слогов. Следите за продолжительностью нот.

При обучении можно играть одну партию (сопрано) на синтезаторе, а другую (к примеру, альта) петь.

Если нет инструмента, воспользуйтесь другими благами цивилизации. Запишите на диктофон свою партию либо общее звучание хора. Дома прослушайте и несколько раз пропойте, при необходимости исправляя возникающие ошибки.

Скачайте в интернете программу обучения нотам и воспользуйтесь ею. Затем можете переходить к чтению с листа.

Обратитесь к опытному преподавателю с просьбой об индивидуальных занятиях. Он заметит все огрехи и подскажет, в каком направлении еще нужно поработать.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-72227-kak-nauchitsya-cerkovnomu-peniyu

Методика преподавания гласового обихода. Читок как жестовый язык управления церковным хором. Из опыта Регентской школы при Московской духовной академии (+ видео)

Вступительное слово перед мастер-классом на Первом Международном съезде регентов и певчих Русской Православной Церкви. Москва, Храм Христа Спасителя, Зал Церковных соборов. 30 ноября 2016 года.

Немного истории

Традицию управления обиходными песнопениями методом читка передал нам основатель нашей Регентской школы – Николай Васильевич Матвеев, регент хора храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что на Большой Ордынке в Москве. Он, в свою очередь, воспринял её от Синодального училища церковного пения, школа которого основывалась на певческих традициях Успенского собора Московского кремля. Вот такое краткое «родословие».

Позвольте посвятить наш сегодняшний мастер-класс памяти нашего и моего учителя – Николая Васильевича Матвеева. Вечная ему память!

— — —

Читок – одна из форм жестового языка, на котором регент «разговаривает» с хором при пении обиходных гласовых песнопений, в основном, изменяемых.

Обиходные песнопения являют нам всю полноту православного мировоззрения. Именно они являются «телом» церковного Богослужения, которое при пении призвано одухотвориться Духом Святым и сделаться «душею живою».

  Если человек искренне переживает смысл стихир, тропарей, канонов, усваивает молитвы суточного, седмичного и годового кругов Богослужения, если он молится этими словами, тогда он имеет дерзновение сказать вместе со святыми: «В храме стояще славы Твоея, на Небеси стояти мним» (из молитвы на Утрени).

А поскольку посредником между святоотеческим преданием и молящимися в храме является хор, управляемый регентом, то внимание хора и регента к форме передачи этого драгоценного наследия Церкви должно быть самым серьёзным.

Общими принципами для всех видов церковного искусства являются: символичность содержания, каноничность формы и минимализм выразительных средств.

Как иконописец при написании образа следует канонам, строго определяющим материал, краски и методику написания иконы; как пишущий богословский трактат не употребляет эмоциональных оборотов речи, вполне уместных, и даже необходимых для светского писателя, так и в области церковного пения существует – должен существовать – канон исполнения богослужебных молитв-песнопений. Одной из тем нашего форума, по-видимому, и является постановка задач: вспомнить этот канон, выявить его и уяснить для нашего времени.

Язык читка самодостаточен, а значит, владея им, можно выразить без слов всё, что требуется «сказать» хору во время пения молитв. Он имеет свою систему и свою символику – образ Креста, по двум осям которого движутся жесты показа мелодических и речитативных элементов обиходных строк. Эти два простых движения и необходимы, и достаточны.

Мелодии в обиходе тоже предельно просты: ступень вверх – ступень вниз, редко – терция, кварта – исключение. Отсюда и лаконичность жеста, которым регент, помогая певчим интонировать, предупреждающим ауфтактом извещает поющих о движении мелодии и изменении длительностей.

Здесь не требуются и неуместны эмоциональные движения рук и изгибы тела, которые вполне естественны при исполнении светских сочинений, когда жест дирижера выражает душевные (т.е. страстные) состояния личности композитора, заложенные им в музыкальном сочинении.

Другими словами, светская музыка выражает состояния души, церковные же песнопения открывают нам состояние духа. А это – разные сферы жизни, имеющие различные начала, различные задачи и различные последствия, впрочем, имеющие и области взаимного пересечения.

Но как раз именно в этих пересекающихся областях есть опасность подмены духовной высоты молитвы на душевное изображение молитвенного состояния, т.е. на прелестное воображение молитвы, от чего нас предостерегает весь святоотеческий молитвенный опыт.

«Дух творит себе формы» – этот постулат точно выражает соответствие регентской жестикуляции смыслу слов поющейся молитвы. Светские дирижёры мыслят музыкально, т.е. мелодическими построениями фразы. А на уроках церковного пения мы воспитываем у будущих регентов мышление словесное, при котором мелодия является носителем драгоценных смыслов.

Одним из существенных отличий обиходных песнопений от прочих музыкальных произведений является отсутствие в них размера. В начале нотной записи авторских сочинений обычно стоят две цифры: 4/4, 6/8, 2/2 и т.д., обозначающие метричность музыкального материала.  Без них нельзя ни записать, ни грамотно исполнить произведение. Эти цифры жёстко регламентируют ритмику мелодии.

Поэтому в авторских сочинениях присутствует обязательное разделение на равномерные сильные и слабые доли, со знакомства с которыми на уроках сольфеджио – в виде размерной «сетки» – начинается всякое школьное музыкальное образование. Подобная «оцифровка» является необходимым следствием жесткости законов естества и математических порядков мира материального.

Но в мире духовном «побеждается естества чин», в нём нет «сетей» и «сеток». Слова молитв не поддаются механическому дроблению, они приходят к нам из мира духовной свободы и туда же нас зовут.

Поэтому в церковных песнопениях все доли – сильные, как и все буквы церковно-славянского шрифта в богослужебных текстах – заглавные, в молитве нет более или менее важных звуков, все они – значимы, равночестны. Отсюда все доли в читке – первые и потому показываются «на раз», что позволяет ответственно отнестись к каждому слогу, именно к слогу каждого слова.

Нам не известен какой-либо иной стиль управления церковным хором, который позволяет регенту с такой же степенью точности и одновременно свободы, как в читке, вести за собой хор «по дорожкам» изменяемых песнопений.

Метод читка определяет строгость отношения как к молитвенному слову, так и к обиходной мелодии и помогает в решении главной задачи регента: без помех донести до молящихся слова песнопений.

Здесь можно вспомнить современное крылатое выражение: «Ничего личного, но и ничего лишнего!» И действительно, кто из нас может, и что «нашего» можно добавить к выразительности благодатных слов Богослужения и к простым интонациям обихода? Отсюда и простота жестов читка, в технике которого самое главное – своевременный показ изменений мелодии слова, точное указание подтекстовки. Тогда хор, следуя руке регента, сможет «единым сердцем и едиными устами» пропевать слова молитв, ведущие нас в жизнь вечную.

Сейчас мы предложим вашему вниманию несколько гласовых песнопений – стихир, которые споёт 2-й курс нашей школы так, как мы обычно проходим это на занятиях по обиходу. Эти стихиры мы не разучивали, просто познакомились с ними, причём, пропевая их в учебных целях на разные гласы.

Петь мы их будем практически «с листа», как это и бывает зачастую в реальной жизни на клиросе.

В текстах специально убраны редакторские расстановки, и мы специально будем делить строки по принципу неожиданности, так как наша задача сейчас: показать не искусство пения и не мастерство дирижирования, а возможность метода читка при управлении хором.

Источник: http://www.mpda.ru/site_pub/4569664.html

Обучение церковному пению как фактор развития духовно-нравственной и художественно-эстетической культуры

До недавнего времени духовная музыка являла себя в качестве памятников музыкальной культуры прошлых веков и воспринималась как одной из областей композиторского творчества русских, а также зарубежных композиторов.

С возрождением Православной религии в России началось более глубокое и комплексное изучение духовного наследия нашей Родины, реставрация и строительство храмов, открытие духовных учебных заведений и многое другое.

Читайте также:  Режиссура кино и телевидения

Просвещение в области церковных искусств заинтересовывает  музыкантов, художников, искусствоведов, архитекторов, а также педагогов, учёных и людей других профессий.

Среди учебных заведений прикладного характера стали появляться так называемые воскресные школы при православных общинах, в которых детям, а также и взрослым в доступной форме преподаются основы православной религии и её культуры. В ходе обучения во многих из них  для детей были организованы певческие занятия, на которых учащиеся приобщались к церковным песнопениям и непосредственно к богослужебной практике.

Преподаватели хоровых дисциплин имеют целью привить ученикам не только вокально-хоровые навыки, но и главным образом воспитать в них основные аспекты духовно-нравственной и художественно-эстетической культуры, что безусловно является основой любого обучающего и воспитательного процесса. Немало музыкальных педагогов как светского, так и церковного направлений без сомнений утверждали и продолжают утверждать о неотъемлемой воспитательной функции обучающего процесса музыкальных дисциплин, особенно в древнейшей её составляющей – пении.

В области музыкальной культуры есть одна её древнейшая и важнейшая сфера, исторически составляющая исток музыки и её фундамент и в то же время доступная абсолютно для всех, – это хоровое пение, поскольку необходимыми для него инструментами от природы обладает каждый человек.

Развитие музыкального и специфически-вокального слуха, чувства ритма и лада, осознание музыкальной формы и средств музыкального выражения, развитие музыкального восприятия и художественного вкуса, овладение умениями пения по нотам и участия в ансамбле – всё это воспитывается с ранних лет в процессе полноценно осуществляемого хорового пения, которое является тем зерном, из которого вырастает общая музыкальная культура народа.

https://www.youtube.com/watch?v=iO8H4UaCgpg

Музыка несёт в себе не только художественно-эстетическое начало, но и является фундаментальным биогенетическим механизмом, формирующим в человеке его человеческую сущность. Именно хоровое пение в семье, детских садах и школах, основанное на народных традициях и классической музыке, создающее вокруг детей гармонично звучащее жизненное пространство.

Поэтому детское хоровое пение — это «природосообразная (сообразная природе ребёнка) воспитательная технология формирования в детях гармоничного строя души как способности к восприятию и сопереживанию гармоничной целостности жизни, что является, основой, краеугольным камнем строительства в человеке его человеческой сути — его нравственного сознания, его личности» [12, c. 1].

Источник: https://moluch.ru/archive/19/1501/

Церковное пение

Из истории церковного пения История церковного пения корнями уходит в глубокую древность. С религиозной точки зрения пение, как и речь, служит выражению высоких чувств богопочтения. Еще в ветхозаветные времена верили, что ангелы и люди поют одни и те же песнопения.

В Священном Писании в явлениях святым и праведным людям ангелы представляются сонмом, разделенным на лики или хоры, поющим хвалу Богу. Пророк Исаия видел Серафимов, окруживших Престол Божий и взывающих друг к другу: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф» (Ис. 6, 3). Пение ангелов слышал пророк Иезекииль.

Апостол Иоанн Богослов в Апокалипсисе неоднократно упоминает о пении блаженных небожителей. Первое христианское песнопение было принесено на землю ангелами в рождественскую ночь.

Вера в музыкальное единство земного и небесного определила и взгляд на пение в земной церкви: оно есть отзвук пения ангельского, язык восторженного состояния человека, благодатное средство к возбуждению и выражению молитвенных чувств. Сам Спаситель со своими учениками закончил Тайную вечерю пением: «…и воспевше, изыдоша в гору Елеонскую» (Мф., 26, 30).

Апостолы весьма заботились о богослужебном пении. «Егда сходитеся, кийждо в вас псалом имать», — наставляет апостол Павел (I Кор., 14, 26). В Апостольских постановлениях обязательность и даже способ богослужебного пения уже узаконены: «…после двух чтений… пусть поют псалмы Давида, а народ да повторяет голосно концы стихов» (Кн. II, гл. 57).

На молитвенных собраниях и богослужениях первые христиане пели кроме псалмов Давида и ветхозаветные гимны — две песни Моисея «Поим Господеви» и «Вонми небо»; песнь пророчицы Анны «Утвердися сердце мое о Господе», песни пророков Аввакума, Исайи, Ионы.

Пелись и новозаветные раннехристианские песнопения — песнь Богородицы «Величит душа моя Господа» и песнь Симеона Богоприимца «Ныне отпущаеши».

Уже в апостольские времена были составлены и сохранились Великое славословие «Слава в вышних Богу», «Свете тихий», «Да молчит всякая плоть», «Слава Тебе, Господи, слава Тебе» (певшееся, как и теперь, перед чтением Евангелия и после), входный гимн «Придите, поклонимся» и другие. В древней Церкви пение было общенародным — пели все, собравшиеся на молитву.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Жены и мужи, старцы и юноши различны полом и возрастом, но нет различных по отношению к пению, потому что Дух Святый, соединяя голоса каждого, из всех устрояет одну мелодию». В Апостольских постановлениях указывается еще более конкретно: «При общественном богослужении, на возглашение диакона народ… восклицает: Господи, помилуй!» В древних Литургиях на возгласы священнослужителя народу указано отвечать «аминь», «и духови твоему». А победную песнь «Свят, Свят, Свят» верующие приглашаются петь особенно громогласно.

Священномученик Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский, по образцу слышанного им пения ангелов ввел еще один способ пения, широко распространившийся к IV веку, — пение антифонное, то есть попеременно двумя хорами. Этот способ и по сей день употребляется в высокоторжественных случаях — на праздничном богослужении в больших соборах и монастырях.

После прекращения гонений христианское богослужение, совершаемое уже открыто, становится более чинным и торжественным. Естественно, что и церковное пение отражает эти изменения.

То, что подлежало ранее общенародному исполнению, переходит специально обученным певцам. Стали образовываться отдельные лики правого и левого клиросов.

Для пения потребовались книги — количество песнопений постоянно увеличивалось, пение становилось более искусным и изысканным; знать все и петь наизусть стало невозможным.

Церковно-певческое искусство постепенно отходило от мирского путем ограничения числа ладов музыки, допустимых для богослужебного применения. Западная Церковь в IV и начале V века окончательно установила у себя господство пения на четыре лада (гласа). Введенное стараниями епископа Амвросия, оно получило название «амвросианское».

Вплоть до VII века оно развивалось и расширялось в своем содержании — к первым четырем добавились еще четыре новых лада. Принятие нового вида пения — осмогласного, или григорианского, — относят к временам Папы Григория Двоеслова, хотя не исключено, что это произошло позднее.

В Восточной Церкви развитие пения шло также в сторону осмогласия, несколько иным путем, так как основывалось на музыкальных традициях древних греков. Уже с V века устойчиво практиковались все восемь гласов.

Так, святитель Анатолий, Патриарх Константинопольский, писал свои воскресные стихиры на восемь гласов; также на восемь гласов составлял кондаки и икосы преподобный Роман Сладкопевец (V век), бывший диаконом в Берате (Сирия). В VII веке на восемь гласов писал песнопения Недели ваий святитель Иаков, епископ Эдесский.

Но полное свое завершение как твердо установленная система и как основной закон церковного пения осмогласие получило в Октоихе в середине VIII века. Преподобный Иоанн Дамаскин был в известной степени творцом Октоиха, а по преимуществу — собирателем и систематизатором его в литературном и музыкально-певческом отношениях.

Октоих содержит в себе собрание воскресных стихир, тропарей и канонов, написанных в разное время различными песнотворцами, в значительной мере и самим святителем Иоанном Златоустом, и распределенных на восемь групп, соответственно числу певческих гласов, то есть ладов.

Святитель Иоанн прославился как замечательный песнотворец, за что и был прозван своими современниками Златоструйным.

Он написал службу на Святую Пасху, 64 канона, множество стихир и, наконец, завершил составление Октоиха, включив в него лучшие произведения своих предшественников по осмогласному творчеству и дополнив недостающее собственными творениями.

Первые стихиры каждого гласа и первые тропари каждого канона он изложил нотными знаками (крюками) поверх текста, так что эти стихиры и тропари (ирмосы) явились образцом для пропевания следующих за ними стихир и тропарей.

В этом смысле им и были присвоены наименования самогласных, а также самоподобных и подобных, тогда как прочие стихиры назывались несамогласными, то есть имевшими не свой особый напев, а заимствованный, подобный образцу.

Самогласны содержали в себе все характерные приметы каждого гласа и тем самым давали возможность понять и усвоить сущность всего осмогласия как основы церковного пения. Образ гласов, их музыкально-теоретическое содержание не было сочинением вновь или личным творчеством святителя Иоанна. Он лишь записывал в обработанном и проверенном виде то, что давно и повсюду распевалось, но было неустойчивым.

Вследствие этого Октоих получил значение подлинной школы осмогласия, настоящего музыкально-певческого руководства по изучению церковного пения всей Церкви Восточной, что было доказано быстрым и повсеместным распространением его в богослужебной практике.

История церковного пения на Руси начинается в X столетии. В 988 году, при святом князе Владимире, состоялось крещение Киевской Руси. Восприемницей ее при крещении в веру Христову явилась Византия.

Таким образом, Русская Церковь приняла не только вероучение, но и весь церковный ритуал и, в частности, богослужебное пение, в том виде, в каком оно было у византийских греков.

Это, во-первых, готовый текстовый материал на все службы годового круга в переводе на славянский язык; во-вторых, готовые осмогласные напевы православного Востока в крюковом изложении, имевшемся в богослужебных нотных книгах; в-третьих, установившиеся на Востоке способы одиночного и хорового церковного пения; в-четвертых, строго вокальный характер пения и его чисто мелодическая природа, чуждая стремления к гармонии в смысле одновременных аккордовых созвучий. Все это в значительной степени предрешило дальнейшую судьбу русского церковного пения.

Древнейшей формой русского пения считается так называемое кондакарное. Его происхождение загадочно: вне России нигде не найдено подобных певческих книг. В России есть всего лишь пять рукописей этого пения, относящихся к XI и XIV векам. Они не расшифрованы. По некоторым данным исследователи полагают, что эти напевы появились впервые не на русской почве.

Когда князь Владимир пригласил в Киев греческое духовенство и духовных распевщиков, они «привезли» с собой так называемый знаменный распев1 («знамя» обозначало в то время «знак», то есть пение по «знакам»). Процесс становления знаменного русского осмогласия, начавшийся в XII веке, завершился только к началу XVI столетия.

Польское влияние на русское церковное пение было неоспоримо. Однако отношения между католическими и православными христианами отнюдь не были теплыми, и вследствие борьбы с унией православные киевские братства разработали принципиально новый тип пения, отличающийся от звучания католического органа.

Стоит отметить также, что именно на основе осмогласия создаются такие виды церковно-песенного искусства, как путевое, строчное и демественное пения.

Именно в XVII веке происходит своеобразный расцвет русского знаменного пения. По мере накопления опыта создавались разнообразные приемы облегчающие исполнение распевов.

Так, скажем, для приобретения умения распевать различные тексты по напеву каждого из восьми гласов у русских певцов были в большом ходу мелодические формулы, распеваемые на облегченные тексты, что называлось памятогласием.

Например, для гласа 1-го — «Пошел чернец из монастыря»; 2-го — «Встретил его второй чернец»; 3-го — «Издалече ли, брате, грядеши»; 4-го — «Из Константина-града»; 5-го — «Сядем себе, брате, побеседуем»; 6-го — «Жива ли, брате, мати моя»; 7-го — «Мати твоя умерла»; 8-го — «Увы мне, увы мне, мати моя».

Иногда русские вводили сюда даже и шуточный элемент, когда, скажем, распевали такое памятогласие: «У нас в Москве на Варварской горе, услыши ны, Господи». Это памятогласие, скорее всего, уже школьного происхождения. Среди учеников были распространены так называемые «мастеропевческие вирши», распетые на типичные гласовые обороты.

Например, вирша на 5-й глас: «Увы мне и горце мне, ленивому и нерадивому, учитель мне запрещает: чадо отца рожденного, буди внятен и прилежен ко святому пению. Аз, окаянный, яко аспида глуха, затыкающа уши своя своим неразумием, но вопию всегда: призри на мя и помилуй мя».

Или на 7-й глас: «Уже бо солнце восходит и день настает, аз же сном одержим есмь, не вем, како гнев учителев укротити, но точию притек возопию учителю: помилуй мя и прости мое неразумие». Конец XVI и начало XVII веков были временем исправления богослужебных книг. Понятна горячность споров, которая возникла и в певческом мире.

Певцы крепко держались за старину и предание. Но реформа была нужна как в области текстов, так и в области пения.

Вторая половина XVII столетия знаменуется переходом от знаменного распева к партесному2 (от латинского слова партес — голоса), появившемуся в церкви вскоре после заимствования линейной нотописи.

Это пение своим распространением немало обязано поддержке патриарха Никона, который, будучи еще Новгородским митрополитом, ввел его в своей епархии, а затем перенес в Москву. Сам государь Алексей Михайлович собыми указами вызывал к себе певцов из западной России, и по приказу московского правительства посланники ездили в Киев за певчими. Пришлось и великорусским певчим взяться за изучение новой манеры пения, которая большинству быстро пришлась по сердцу.

Царь Алексей Михайлович и патриарх Никон начали новую эпоху, сменившую преобладание унисона и знаменного распева широким развитием хорового пения, обилием свободных композиций, а также кратких распевов.

В этот период киевского влияния появились в Москве первые гармонизации знаменного распева, а также свободное творчество русских авторов.

Число сохранившихся партитур, которые сосредоточены были в московской синодальной библиотеке, указывает на огромную плодовитость первых русских авторов, писавших целыми томами, целыми «службами».

Немаловажную роль в развитии этого пения на Руси сыграл видный музыкант Николай Дилецкий, автор сборника «Мусикийская грамматика». На основе его теории русские церковные распевщики быстро постигли основы нового искусства. Из композиторов «польского» направления можно отметить также Бавыкина, Титова, Калашникова и Беляева.

Источник: http://teotokos.ru/nash-xram/poleznoe-chtenie/czerkovnoe-penie

Обучение церковному пению: лучшие школы и курсы для начинающих

Церковное пение – такое же искусство, как любое иное вокальное направление или же игра на одном из музыкальных инструментов. Для того чтобы освоить его, в первую очередь необходимо обладать слухом, а во вторую – иметь талант или музыкальное образование, а желательно, и то и другое.

Читайте также:  Развитие эмоциональной сферы дошкольников: работа над эмоциями ребенка

Обучение церковному пению невозможно без знания нотной азбуки, а также без изучения тонкостей богослужения.

Для чего поют в храме?

Церковное пение – это не просто исполнение молитв под музыку или без нее.

Под данным понятием подразумевается целый набор знаний, которые каждый участник хора должен приобрести в процессе обучения, чтобы петь осмысленно, чувственно и со знанием дела.

Обучение исполнению в храме – это не просто ноты, программа и методика.

Это еще и познание тонкостей проводимых служений в церкви, изучение старославянского языка (именно на нем написано большинство текстов), ознакомление с молитвами.

Чаще всего в ряды церковников попадают те люди, которые уже имеют музыкальное образование или же наделены несравненным талантом от Бога, и им дается вокал как нечто само собой разумеющееся.

В таких случаях обучение нотной грамоте не станет препятствием на пути – ведь если что-то дано, то теория приложится сама собой.

В последнее время вопрос духовности для российских людей стал более актуальным, поэтому появилось множество желающих пополнить воскресных школ. Сразу обращаем ваше внимание на то, что подобные заведения имеют различные стартовые требования к абитуриентам.

Есть такие, которые принимают всех, важно только обладать слухом и чувством ритма. Они предлагают краткий курс сольфеджио и практической игры на инструменте (чаще всего это фортепиано). Другие же не берут людей без музыкального образования (хотя бы соответствующую школу нужно окончить).

Выбор места для обучения

Давайте узнаем, какие на сегодняшний момент курсы церковного пения существуют в Москве, и на каких условиях они принимают в свои ряды новых участников.

  • Крутицкое Подворье, храм Воскресения Словущего. Производится набор людей в возрасте от 18 до 50 лет. Учеников делят на группы: имеющие музыкальное образование и не имеющие такового. Первые проходят обучение в течение одного года, за который будет изучаться структура литургии и всенощного бдения.Для начинающих преподаются азы музыкальной грамоты. Принимают людей после прослушивания, которое проходит каждое воскресенье. По окончании выдается сертификат.
  • Храм Трех Святителей на Кулишках, Регентские курсы. Для желающих поступить сюда следует соответствовать трем условиям: музыкальное образование, благословение духовника и годичная практика участия в хоре.
  • Школа церковного пения при Православном центре «Живоносный источник». Организация была основана в 2004 году и предназначена для обучения взрослых с любым уровнем подготовки. Получить необходимые навыки здесь можно бесплатно, а по окончании курса выдается справка.

В западной ветви православного христианства, то есть в византийской и греческой церквях, более распространенным является унисонное пение. Курсы исполнения на византийский манер, то есть в унисон, можно пройти Школе византийского песнопения. Находится в здании издательского совета Русской Православной Церкви на 4-ом этаже.

Обучение здесь длится от одного до трех лет, в зависимости от стартовой подготовки абитуриента. Здесь предлагает бесплатное обучение церковному пению, а также изучение азов музыкальной грамоты и греческого церковного слога.

Стоит отметить, что принцип пения по византийскому шаблону принципиально отличается от российского. Разница заключается не только в унисоне и отсутствии полифонии, но и в самих текстах, а также в музыке. В Москве это единственное место, где проходит обучение имен такой манере церковного песнопения.

Кратко о программе обучения

Научиться петь молитвы самостоятельно сложно, особенно без требуемой музыкальной подготовки. Тем, кто окончил музыкальную школу, несомненно, проще – остается лишь тренировать свой голос, «подтачивать» его под пения для Богослужения и изучать язык, на котором будет исполняться репертуар.

Программа, по которой должно проходить сжатое обучение пению на клиросе и в хоре:

  • Изучаем ноты, размеры, такты, оттенки и штрихи в музыке. Учимся читать с листа, причем не только путем нажимания тех или иных клавиш, но и с учетом силы и характера звука.
  • Знакомимся с сольфеджио – это теоретическая часть музыки. Методика ее изучения будет более упрощенной, нежели в школах.В ходе уроков ученики узнают, что такое интервалы, аккорды, лады, какие бывают паузы и прочие моменты в теоретическом разделе.
  • Вокал. Основа основ, в ходе которой «растягивается» голос с помощью специальных упражнений-распевок. Они направлены как на усиление дыхания, так и на увеличение диапазона голоса.
  • Изучение текстов церковных песнопений. Заучить их нужно не просто наизусть, а с пониманием того, о чем в них говорится, а также в соответствии с каждой нотой, которой соответствует свой слог.

Для начинающих предлагаются простейшие тексты молитв, состоящие из нескольких фраз, которые повторяются под различные музыкальные мотивы.

Несколько полезных советов

В основе обучения данному искусству лежит так называемая школа церковного пения под названием осмогласие. Суть заключается в том, что одновременно в молитве звучат восемь ладов, у каждого из которых своя партия. Общее звучание получается особым и ассоциируется у людей исключительно с Богословными мотивами.

Дабы в совершенстве освоить осмогласие, необходимо:

  • Грамотно определить свой тембр и высоту голоса. Большая часть людей обладает вторым сопрано (средний тембр), мужчинам более свойственны альты, редкие женщины поют на высоте первого сопрано.
  • На начальных этапах прислушиваться к «лидерам» церковного хора.
  • Стараться удержать свою партию во время исполнения произведений, а не «плавать» между голосами.
  • Всегда выделять свою партию в общей партитуре и четко ее знать.

Талантливейшие ученики школ церковного пения могут пройти обучение пению на клиросе. Клирос – это возвышенность в любом храме, которая имеет зеркальную структуру – находится справа и слева от алтаря. В правой части клироса стоят профессиональные хористы, а в левой – любители.

Для того чтобы выступать на служениях, следует регулярно тренироваться и уметь не только удержать свою партию в хоре, но и исполнить ее с чувством, качественно и выразительно.

Источник: https://religiya.guru/polezno-znat/gde-projti-obuchenie-tserkovnomu-peniyu-spisok-shkol-i-kursov.html

Каким должно быть православное церковное пение?

http://anfir70.ru

Здравствуйте. мои родные.

Вот ещё одно богослужение спели и слава Богу. Начинала петь в субботу вечером вдвоём с Иваном (певчий баритон) и думала уже не запишу никак Степенный антифон Ионафана (Елецких) второго гласа, но видимо очень велико было моё желание, народ «подтянулся» к службе и Степенна размещена в Ютубе. Небольшие «косячки» не помешали мне принять решение на её публикацию.

Осталось 4 глас записать и опубликовать и далее наполняю, вернее дополняю аудио — партиями каждую из них. Позже перемещу их в раздел «Спевка», а возможно сделаю несколько спевочных страниц для каждого типа богослужений (Вечерня, Утреня, Литургия, В.пост и т.д.). Естественно, все будут только с аудио-распетыми партиями для скачивания и удобного разучивания.

Если вас на клиросе двое, в терцию петь не обязательно

В субботу, когда пели вдвоём 103 псалом Самарина, я заметила следующее. Партитура написана для четырёхголосного состава, но и звучание только двух партий из четырёх слушалось вполне прилично.

Это относится к хоровым духовным произведениям, которые написаны не в стиле партеса, а, сохраняя традиции православного церковного пения, имеют некоторую распевность, подголосочность что ли и прочие элементы древнерусского церковного пения, позаимствованные из русской народной песни.

Даже нет, не так, не подголосочность, а мелодичность каждой отдельно взятой хоровой партии.

Попробуйте спеть тенора, к примеру с басом, без сопрано и альта у того же Ломакина, Бортнянского и других представителей Петербургской церковно — певческой и композиторской школы.

Или альта с басом, как у нас в субботу… Будет что то не понятное и не мелодичное, так как будто не до конца решённая задачка по гармонии одного из студентов консерватории.

И взять, к примеру, песнопение любого представителя Московской церковно — певческой школы или относящего себя к таковой. Спев того же тенора с басом, вы получите полное представление о целостности произведения, о его мелодической и гармонической наполненности. И это не смотря на то, что из четырёх-шести — восьми голосной партитуры звучат только две партии.

Да вы и сами посмотр’ите, я опубликую на днях буквально аудио — уроки с каждым голосом к Степенне 1 гласа Ионафана (Елецких). Каждое аудио будет звучать в двухголосном варианте, где один голос, который разучивается вами — поётся, а другой — играется на фортепиано для лучшего гармонического восприятия.

Так каким должно быть православное церковное пение?

Источник: http://anfir70.ru/cherkovnii-xor/kakim-dolzhno-byit-pravoslavnoe-tserkovnoe-penie/

Я.А. Богатенко. Методика изучения церковного пения

Никто не станет отрицать того, что церковное пение при богослужении вызывает и усиливает молитвенное настроение молящегося, так как, сосредотачивая на смысле пропеваемых молитв его внимание, тем самым сильнее способствует проникнуться ему глубоким чувством молитвы для общения с Богом и Его святыми угодниками.

Поэтому излишне говорить о желательности того, чтобы дети старообрядцев, зная крюковое пение, могли бы по своей охоте и склонности свободно принимать в нем деятельное участие. Но на пути к успешному достижению этой цели существует немало значительных затруднений.  

Для того, чтобы участвовать в церковном пении, все-таки нужны хотя бы какие-нибудь теоретические познания в крюках, так как один практический опыт и привычка к пению “по напевке” еще не может дать достаточно благих результатов, а наоборот, иногда значительно вредит в смысле правильного исполнения церковных мелодий.

Недостаток училищ и учителей крюкового пения естественно отражался и на числе знающих это искусство, числе, едва ли достаточным для того, чтобы обслуживать все старообрядчество подготовкой опытных певцов. К тому же и подготовка эта носила характер, вероятно чисто-профессиональный, т.е. пение изучали лишь настолько, насколько необходимы были “для дела” самые элементарные познания в этой области.

Результаты такого механического преподавания налицо: громадное большинство церковных певцов поет почти бессознательно, не понимая и не интересуясь смыслом и содержанием песнопений.

Выделяются лишь те, которым посчастливилось выучиться под руководством более разумного и искусного преподавателя, да отмеченные Богом таланты, от природы имеющие способность и тонкое понимание.

Только в единичных случаях и возможно увидеть отношение к церковному пению, как к искусству, видеть искреннее желание сделать его выразительным и более отвечающим своему высокому назначению, — пробуждать чувство молящегося. Общий же уровень понимания крюкового пения и даже уровень теоретических познаний его стоят на весьма низкой степени…

А между тем теперь, в это благоприятное для старообрядцев время, есть полная возможность организовать дело преподавания церковного пения на твердой почве, и разумной и систематической подготовкой учащихся поставить в будущем пение столь же доступным и естественным для всех, как умение читать и писать…

Вопрос следовательно лишь в том, чтобы выбрать такую систему преподавания, которая в непродолжительный срок давала бы по возможности наилучшие результаты.

На этом, конечно, следует остановиться подробнее.  

С чего именно нужно начинать изучение крюкового пения?

Многолетний опыт преподавателей показал, что прежде всего и основательнее всего необходимо изучить так называемую лестницу, т.е.

ряд восходящих и нисходящих звуков крюковой гаммы, в объеме которой и заключается весь круг знаменного пения.

Необработанный и неразвитый слух не в состоянии уловить разнообразные переходы звуков, если предварительно не будет хорошо усвоен порядок основных тонов и их относительная высота.

Когда ученики разовьют свой слух настолько, что будут в состоянии петь гамму или “лестницу”, вполне правильно переходя от низких звуков к высоким и обратно, то весьма полезно, не ограничиваясь этим, заставлять их брать звуки не в обычном порядке и последовательности, а с интервалами, т.е. петь, например, ут-фа, ре-соль, ля-ре, ми-ут и т.п.

Для того, чтобы больше сосредоточить внимание учеников, преподавателю пения нужно написать на классной доске как “лестницу”, так и интервалы крупными славянскими буквами, обозначающими название и высоту звука (красная помета в крюках).

Необходимо упомянуть, что нельзя ограничиваться лишь общим пением, но время от времени следует заставлять петь самостоятельно эти упражнения и отдельных учеников, особенно с менее развитым слухом. Этот прием, впрочем, надо употреблять во всех случаях при дальнейшем обучении.

Через несколько времени, когда ученики без особого затруднения будут переходить от одного звука на другой в любом соотношении их высоты — им можно дать первоначальные объяснения длительности основных крюков: в одну целую ноту (“статия”), в половину (“полстатии”), в четверть ноты, в осьмую и т.д.

Для усвоения этого учащимися наглядно и при помощи слуха преподаватель объясняет и показывает на деле длительность крюков равномерными взмахами рукой или указкой, а для того, чтобы попутно ввести учеников в понимание самых крюковых знаков, он показывает им на доске начертание главнейших однозвучных крюков, в их основной длительности (“крюк простой”, “параклит”, “стопица”, “статия” и проч.).

К этому нужно добавить весьма важное практическое указание.

При обычной системе обучения крюковому пению — преподаватель, тотчас после ознакомления с “лестницей”, прямо переходит к изучению какой-нибудь стихеры (чаще всего — первой же по “Учебному октаю”: “Радуйся от нас святая Богородице Дево” 1·го гласа). Стихера изучается сначала “сольми” (от названия звука “соль”), т.е., начиная с первого же крюка, преподаватель объясняет его начертание, количество звуков в нем заключающихся, их высоту и их длительность.

Объяснивши первый крюк, переходят ко второму, затем к третьему, и т.д. до конца предложения, строчки в две-три. По усвоении этого, обучение продвигалось далее в таком же порядке до конца всей стихеры.

Когда ученики могли достаточно уверенно исполнять всю стихеру или ее часть (чаще — первое), называя лишь одни наименования звуков, — “соли”, тогда приступали уже к пению с текстом, т.е. называя вместо “солей” — слова, стоящие под ними.

Читайте также:  Тренировка памяти: методы, программы, упражнения для мозга

Эта система преподавания по своей исключительной трудности отнимает слишком много времени у учеников, не давая им взамен этого никаких общих понятий о пении, кроме самой утомительной теоретической зубрежки, наиболее пагубно влияющей на выразительность пения. Я решаюсь даже назвать такую систему бессистемной, и не без основания… Дело в том, что при первоначальном изучении “лестницы” ученики знакомятся лишь с высотой звуков, без определения их длительности.

Понятное дело, что для учеников, не подготовленных предварительными познаниями в области звуков и их соотношений, слишком резок такой прямой переход от “лестницы” к изучению стихеры, состоящей из целого ряда звуков в самых различных комбинациях.

Кроме того, эти трудно запоминаемые своеобразные названия крюков, иногда содержащих в себе по несколько звуков различной длительности и высоты, зависимость их один от другого и от гласов, масса всевозможных теоретических условий — все это создает для начинающих изучать крюки чрезвычайные затруднения.  

После самого примитивного и первоначального объяснения о высоте звука (“лестница”), на них сразу обрушивается такая масса сведений, которые знать необходимо, что ученики в первое время становятся совершенно в тупик пред множеством этих странных, непонятных им названий: “хамило” “сложитье”, “дербица”, “параклит” и т.д.

, окруживших их со всех сторон и пугающих неподготовленное сознание учеников своим странным начертанием. И много, много детских слез иногда проливается над каким-нибудь “пауком” или “стрелой трясогласной”, неподдающейся детскому пониманию.

Дело, следовательно, именно в том, чтобы систематически распределить весь материал необходимых сведений по теории и практике крюкового пения.

II

Чтобы не запутывать детей кажущейся трудностью изучения крюков, я предложил бы на первое время не называть и не объяснять самых крюковых знаков во всем их историческом значении, — а лишь касаться пока длительности и числа звуков, в них заключающихся (Высота, разумеется, имеет первостепенное значение).

Особенно это надо иметь в виду, когда встретятся крюки многозвучные. Достаточно назвать самые звуки (по высоте: ре, соль и т.п.), которые заключаются в них, и ученик, присмотревшись к их начертанию, уже не слишком затруднится и при исполнении их.

Название же крюка можно запомнить при дальнейшем последовательном обучении, когда внимание и ум учащихся окрепнут и приспособятся к усвоению крюковой теории.

Но основные (по длительности) и часто повторяющиеся крюки — все же должны быть объяснены в начале обучения и достаточно подробно.

Так, например, крюки, имеющие прямое отношение к основному делению целой ноты на составные: “стопица”, “крюк простой”, “статия”, “полстатии” и т.п.

, а также и проходящие звуки и их определения: “голубчик борзый” и “тихий”, “подвертка”, “закидка” и другие неизменяющиеся звуки и часто встречаемые, — все эти познания должны быть даны ученикам тотчас же после ознакомления их со звуком вообще и с его употреблением.  

Источник: http://znamennoe.ru/biblio/bogatenko-metodika-izucheniya-cerkovnogo-peniya/

Не петь душевно — одно из главных правил церковного хора

Девушка пела в церковном хоре О всех усталых в чужом краю, О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, забывших радость свою.

Так пел её голос, летящий в купол, И луч сиял на белом плече, И каждый из мрака смотрел и слушал,

Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет, Что в тихой заводи все корабли, Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок, И только высоко, у царских врат, Причастный тайнам, – плакал ребёнок

О том, что никто не придёт назад.

Александр Блок

Ах! Как хорошо!.. А вот и нет. Я недавно поняла: плохо, оказывается, пела блоковская девушка.

Человек впервые приходит в храм, стоит, ничего не понимает, кроме «Господи, помилуй!»… Но, если никто его не дёрнет, не обидит, он может почувствовать, что… радость всё-таки будет, что в тихой заводи все его мысли-корабли, он может услышать, как хорошо поёт хор, какие чудные голоса у певчих, особенно – баритон… И это плохо. Почему? Почему святые отцы вообще сладкозвучие запрещали? И что тогда хорошо для церковного хора? Кто эти люди, которые имеют счастье петь Богу за нас, вместо нас? А может быть, Вы, читатель, сегодня далёкий от Церкви, завтра смогли бы занять своё место… на клиросе?

Обо всём этом мы затеяли разговор с регентом Преображенского кафедрального собора г. Якутска Екатериной Сергеевной Павловой.

– Матушка Екатерина, мы ведь, правда, часто стремимся получить удовольствие от музыки, пения. Поэтому для меня шоком стали слова профессора И.А.

Осипова, который сам десятки лет пел в церковном хоре: «Понятия «богослужение» и «концерт» разнятся, как Христос и антихрист».

В чём тогда задача духовного пения? Почему, если в тебе оживают эмоции, чувства или ты наслаждаешься звуком, это плохо?

– Потому что вы думаете о баритоне, а не о Боге. Церковное пение должно настраивать душу на молитвенный лад, а эмоции, чувства – это душевное. Духовная музыка призвана не чувственные образы рождать, а молитву. Чувственность уводит от молитвы. Цель церковного пения – не услаждение слуха, а слово, слово молитвы. Церковному искусству вообще чужды сентиментальность и театральность.

Согласно православному учению, церковные песнопения являются отзвуками Небес, которые гимнограф только улавливает и передаёт людям. В древней Церкви практиковалось одноголосное пение, и сейчас в некоторых монастырях эта традиция сохранилась. Древнерусское знаменное пение – ровное, без страсти.

Но кто-то сказал, чтобы петь знаменно, надо жить знаменно. Только в XVII веке с Запада в нашу Церковь пришло партесное (многоголосное) пение, которое постепенно начало превращаться в украшение богослужения.

Многокрасочность и многообразие канонической манеры было принесено в жертву концертному стилю и хоровой виртуозности.

Но мы настолько привыкли уже к этой красоте музыкальной, что я ловлю себя на том, что всё время хочется что-то новенькое выискать, выучить.

Когда в первые годы я приезжала в отпуск к маме, то предлагала местному священнику: «Батюшка, ну можно мы вот это выучим, вот это споём». Он отвечал категорично: «Нет, запомни: хор поёт то, что всегда.

Вы запеваете Херувимскую, я в алтаре слышу и думаю: «О! Красиво!», и всё – молитва сразу уходит».

Церковный хор старается (другое дело, как это у нас получается) собрать и выразить молитву верующих. Наша обиходная музыка не отвлекает человека. Хотя и её можно спеть душевно. Я согласна с Алексеем Ильичём Осиповым, что самая ужасная вещь – когда в пении начинается страсть: «Где страсти, там нет Бога». Страсти, чувства надо убирать.

– Что такое обиходная музыка? Гласы?

– Обиход церковного пения – это самые простые церковные напевы, которые складывались много веков. Гласы – несколько основных мелодий, на которые поются богослужебные песнопения. Традиционно Церковь использует восемь гласов. Владея этой мелодической системой, певчие могут исполнить любой текст на тот глас, который указан в богослужебной книге.

– В журнале «Нескучный сад» (№ 1-2, 2007) в статье «Поём всей церковью» одна певчая рассказывает, что их регент, чтобы научить исполнять на гласы любые тексты, на репетициях давал им петь на мелодии гласов справочник по автомобилям. Вы не пробовали?

– Пробовала. Только не на спевках. С ребятами в духовном училище мы иногда поём… газеты. Это мне архимандрит Товия подсказал, он регент с большим опытом. Надо только внимательно выбирать тексты, а то у нас такое иной раз пишут! Однажды я сунула какую-то газетку на экзамене, а потом… Но вообще здорово получается.

– Как Вы относитесь к тому, что артисты эстрады, скажем, Надежда Бабкина или группа «На-на» исполняют духовную музыку?

– Я не знаю. Не слышала. Если это искренне… Может, кто-то через это к Богу придёт. Скорей всего, если человек исполняет духовную музыку только, что называется, «устами», а сам даже не стремится жить по нравственным законам, то, мне кажется, в его пении люди всё равно фальшь почувствуют, каким бы высоким профессионалом он ни был.

– Я всегда говорила, что артисты (за редким исключением) не умеют читать стихи, потому что делают это профессионально, «с выражением». А бывает так, что профессионализм мешает петь в церковном хоре? И кому легче – верующим непрофессионалам или неверующим певцам?

– Легче верующим профессионалам. Но всё очень по-разному бывает. Особенно трудно перестраиваться вокалистам.

Они привыкли к самовыражению, демонстрации индивидуального, личностного, стремятся показать голос, свои вокальные возможности. А хор – это единый организм, нужно уметь слушать других.

У хора должно быть как бы одно дыхание, чувство плеча. Свои эмоции необходимо убирать. Я могу сказать так же, как и Вы, церковные песнопения нельзя исполнять «с выражением».

У непрофессионалов верующих есть огромное преимущество. Ведь они могут вымолить у Бога способность к пению, как это случилось с преподобным Романом Сладкопевцем.

Он был дьяконом, но не имел ни голоса, ни слуха, часто слышал насмешки, а однажды всенародно осрамился.

Но святой Роман так усердно молился Богородице, что совершилось чудо: он получил красивый, мелодичный голос и одновременно поэтический дар. Стал даже учителем пения.

– Значит, Вы отдаёте предпочтение непрофессионалам?

– Нет, конечно, профессиональные певцы – мечта всех регентов. С ними легче, ведь они всё умеют – прочитать ноты с листа, голосом владеть. С ними интереснее работать, расширяется репертуар.

– Матушка, нет ли тут противоречия: Вы сказали, что задача богослужения и духовного пения – помочь человеку молиться. Может ли помочь в этом тот, кто сам молиться не умеет?

– Понимаете, сейчас такое время, многие приходят в храм без веры, уже взрослыми, и если они становятся на клирос, это помогает им воцерковиться, понять богослужение, обрести веру. И потом, основной костяк церковного хора – православные христиане, они помогают неверующему человеку прочувствовать глубину песнопений, богослужения, и это молитвенное настроение передаётся всему храму.

– Да, я слышала, некоторые певчие говорят, что остались в Церкви потому, что сразу попали на клирос, а один регент признался, что по-настоящему понимать службу начал, когда стал регентовать и узнавать богослужебный устав: «Я тогда понял, что богослужение – это соединение с Богом, не меньше».

– И я не знаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы меня не позвали на клирос. Как и все православные христиане, я старалась не пропустить праздничные и воскресные богослужения.

А уж когда в хор попала, то ещё большую ответственность почувствовала, теперь уже не только перед Богом – боялась подвести и регента, и певчих.

С рождением детей не всегда уже получалось выбираться в храм, и чувство такое возникало, будто что-что упустила, что-то ушло.

– А Вы сами-то – профессионал в своём деле? Как и когда пришли в хор, в храм? Почему стали регентом? Где учились?

– В первом классе родители отдали меня в музыкальную школу на отделение по классу фортепиано. Маленькой очень любила петь. Помню, всё рисовала певиц с микрофоном в руке. Но я не певица, нет. Когда училась в старших классах, к нам в посёлок приехал священник и начал восстанавливать храм. Мы с мамой стали ходить на службы и помогать по мере сил. Почти сразу её пригласили петь на клиросе.

– Вы не создавали нынешний хор «с нуля» – он достался от предыдущего регента. Это, наверное, гораздо труднее? Чувствуете ли Вы, что некоторые «старички» сравнивали Вас с прежним руководителем и далеко не всегда в Вашу пользу?

– Да, было сложно. И сравнивали, и, конечно, это задевало чисто по-человечески. Но ведь все люди разные, я никогда не смогу стать точно такой, как предыдущий руководитель хора. Не может быть двух совершенно одинаковых регентов, как двух совершенно одинаковых людей – кому-то одно нравится, кому-то другое, и требования разные.

У каждого свой почерк, своя манера, даже если школа одна. Поэтому перемены неизбежно происходят, когда меняется руководитель, – в любой организации. Слава Богу, есть люди, понимающие тебя во многом и старающиеся помочь, подсказать, поддержать, по-доброму направить.

Но без послушания на клиросе ничего хорошего не выйдет – ни в духовном плане, ни в музыкальном.

– Идеальный хор в Вашем понимании?

– О музыкальных способностях певчих я не говорю, это само собой разумеется. Но в церковном хоре, как нигде, важны отношения друг с другом и с Богом.

Когда есть любовь, взаимопонимание, единство, мир, согласие, которые рождает общая вера. Когда коллектив сплочён настолько, что все чувствуют друг друга, молятся друг о друге.

Если в церкви не будет любви и взаимопонимания, чего мы можем требовать от других? Где ещё искать любовь?

Источник: http://ikliros.com/blog/ne-pet-dushevno-odno-iz-glavnykh-pravil-tserkovnogo-khora

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector